Экспертизы

«История Отечества»: чем займется созданный президентом фонд?

>admin admin
09 апреля 2016

Александр Дюков, директор фонда «Историческая память»

В среду, 6 апреля, президент России Владимир Путин подписал указ о создании фонда «История Отечества».

Согласно указу, фонд создаётся «в целях популяризации российской истории в нашей стране и за рубежом, сохранения исторического наследия и традиций народов России, поддержки программ исторического просвещения».

Финансирование фонда будет осуществляться из федерального бюджета, однако предусмотрена и возможность получения фондом добровольных имущественных взносов и пожертвований.

Учредителем фонда выступает правительство Российской Федерации, высшим коллегиальным органом фонда становится назначаемый лично президентом совет. Совет фонда «История Отечества» утвержден тем же указом: в его состав вошли спикер Госдумы и глава Российского исторического общества (РИО) Сергей Нарышкин (председатель), президент исторического факультета МГУ Сергей Карпов, директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин, директор института археологии РАН Николай Макаров, начальник аналитического управления аппарата Госдумы и исполнительный секретарь Российского исторического общества Андрей Петров, директор Института российской истории РАН Юрий Петров, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский и первый заместитель министра образования и науки Наталья Третьяк.

Первое, что бросается в глаза — практически все участники совета нового фонда, являются членами руководящих органов Российского исторического общества. Исключение одно — замминистра образования Наталья Третьяк, однако и она Российскому историческому обществу не чужда: именно Третьяк взаимодействовала с РИО по вопросу организации экспертизы новых линеек учебников истории. Представителей «конкурирующего» Российского военно-исторического общества (РВИО), а также его учредителей — министерства культуры и министерства обороны в составе совета фонда «История Отечества» не наблюдается. Таким образом, созданный указом президента фонд фактически является «дочерней» организацией Российского исторического общества.

Стоит вспомнить, что Российское историческое общество было создано в июне 2012 года как некоммерческая ассоциация, учрежденная рядом российских вузов, академических институтов, музеев, исследовательских фондов и СМИ. Поэтому какого-либо регулярного финансирования из федерального бюджета до настоящего времени Российское историческое общество не получало — в отличие созданного указом президента полгода спустя Российского военно-исторического общества. Это, впрочем, не единственное различие между РИО и РВИО.

Не испытывавшее финансовых затруднений Российское военно-историческое общество в своей деятельности сосредоточилось на организации военно-патриотических мероприятий для школьников и молодежи, поддержке поискового движения и массовой установке всевозможных памятников (порою весьма сомнительных с политической и моральной точек зрения, как, например, установленный в феврале 2016 г. в военно-историческом музее-заповеднике Псковской области бюст Сталина).

В свою очередь, Российское историческое общество осуществляло поддержку не столько политико-пропагандистских, сколько научно-исследовательских и просветительских проектов — включая такие масштабные международные проекты, как, например, оцифровка и размещение в открытом доступе хранящихся в российских архивах коллекций трофейных немецких документов по истории Первой и Второй мировых воин. Однако поддержка РИО предлагаемых историками проектов лимитировалось уже упомянутым отсутствием регулярного финансирования; по этой причине, в частности, Российским историческим обществом не реализуются хоть сколько-нибудь масштабные издательские проекты.

Похоже, что создание фонда «История Отечества» решает давнюю проблему отсутствия регулярного финансирования и позволяет Российскому историческому обществу интенсифицировать свою деятельность.

На каких направлениях деятельности может теперь сосредоточиться РИО и фонд «История Отечества»?

В указе президента о создании фонда достаточно четко указаны направления, на поддержку которых будут выделяться средства; это «популяризация российской истории в нашей стране и за рубежом» и поддержка программ исторического просвещения.

Наиболее интересно здесь упоминание о необходимости «популяризации российской истории за рубежом»; именно на этом направлении сложилась наиболее печальная ситуация. Зайдя в любой крупный книжный магазин в Москве или Санкт-Петербурге, мы без труда обнаружим огромное количество переведенных на русский язык работ французских и германских историков. Однако найти переводы работ российских историков в книжных магазинах в Париже и Берлине весьма затруднительно. Почему? Все довольно просто: Франция и Германия последовательно реализуют программы, направленные на поддержку издания и распространения в зарубежных странах не только современной и классической литературы, но и работ в области гуманитарных и общественных наук. В рамках этих программ Французский институт в Париже предоставляет зарубежным издателям субсидии на приобретение авторских прав и переводов, а также, при необходимости, — часть средств на издание. По тому же принципу работает и Немецкий культурный центр им. Гете. Аналогичные программы по организации переводов работ своих историков на иностранные языки реализуют и другие страны, в том числе, например, Польша.

В России же дело пущено на самотек. Перевод на иностранные языки классической и современной художественной российской литературы худо-бедно поддерживается грантам Роспечати и АНО «Институт перевода», однако никакой системной работы по переводам работ российских историков не ведется. Даже самые важные для исторического просвещения издания (такие, как, например, основанная на огромном количестве новых документов и опровергающая антироссийскую мифологию «голодомора» монография профессора В. В. Кондрашина о трагедии голода 1930-х годов) выходят на иностранных языках лишь более или менее случайным образом.

Важнейший инструмент по продвижению достижений российской исторической науки и преодолению распространенных в европейских странах антироссийских исторических мифов остается практически незадействованным.

Эта проблема была совершенно очевидна, например, для участников состоявшегося 17 декабря 2015 г. круглого стола по вопросам исторического просвещения, организованного Комитетом Совета Федерации по международным делам. В рекомендациях круглого стола содержится призыв к органам государственной власти предпринять меры, направленные на «содействие изданию научных работ по истории России, а также по отдельным эпизодам взаимоотношения России с зарубежными государствами, используемым для антироссийской пропаганды, обеспечив их перевод на иностранные языки и распространение за рубежом». Будем надеяться, что эта рекомендация (сформулированная, кстати говоря, с учетом позиции представителей Российского исторического общества и НКО исторического профиля) будет учтена при организации работы фонда «История Отечества» и дело, наконец, сдвинется с мертвой точки.

Разумеется, отсутствие поддержки переводов работ российских историков на иностранные языки — лишь одна из проблем, встающих перед отечественным историческим сообществом. Проведение широкой научно-просветительской работы и интенсификации контактов между отечественными и зарубежными историками блокируется отсутствием системной грантовой поддержки деятельности российских НКО исторического профиля. Ни один из операторов средств государственной поддержки НКО, ежегодно выделяемых из федерального бюджета, не поддерживает исключительно научно-просветительские исторические проекты. Вне всякого сомнения, было бы чрезвычайно полезно, если бы эту работу взял на себя фонд «История Отечества» — либо как самостоятельный фонд-грантодатель, либо как один из операторов средств государственной поддержки НКО. Подобное решение, вне всякого сомнения, будет позитивно воспринято российским историческим сообществом, обеспокоенным возможными негативными для гуманитариев последствиями слияния РГНФ и РФФИ. Стоит заметить, что предложения по обеспечению грантовой поддержки НКО исторического профиля содержатся и в уже упоминавшихся рекомендациях круглого стола, организованного Комитетом Совета Федерации по международным делам.

Разумеется, в настоящее время мы не можем точно предсказать, на каких направлениях деятельности сосредоточится руководимый Российским историческим обществом фонд «История Отечества». Однако перечисленные выше направления представляются наиболее перспективными.

Данный экспертный материал является перепечаткой статьи, впервые опубликованной на информпортале Центра политического анализа.