Экспертизы

Получат ли жертвы советских репрессий положенное им по закону жилье?

>starinov starinov
04 мая 2020

Минстрой России подготовил поправки к Федеральному закону «О реабилитации жертв политических репрессий», касающиеся реализации права незаконно репрессированных на компенсацию за отнятое жилье. Документ разработан по требованию Конституционного суда РФ, в декабре 2019 г. принявшему  постановление по жалобе дети репрессированных москвичей.

Принятый в 1991 г. закон «О реабилитации жертв политических репрессий» предусматривает право жертв политических репрессий на бесплатное получение жилья в городе, где семьи репрессированных проживали на момент ареста. В 2005 г. решением Государственной думы РФ полномочия устанавливать механизм компенсации были переданы регионам, что привело к проволочкам и ряду затруднений. К примеру, в Москве для постановки на жилищный учет жертвам репрессий требуется жить в столице не менее десяти лет, одновременно быть малоимущими и не иметь жилья.

Пытаясь исправить сложившееся положение, трое детей реабилитированных жертв репрессий, родившиеся в высылке или спецпоселении — Елизавета Михайлова, Евгения Шашева и Алиса Мейсснер – обратились с жалобой в Конституционный суд, отметив что из-за особенностей московского законодательства он не смогли получить квартиры в Москве, откуда были высланы их родители. Конституционный суд
признал спорные нормы не соответствующими Конституции РФ, поскольку они приравнивают репрессированных к другим очередникам, что влечет фактическую невозможность возмещения им вреда в гарантированном государством объеме. Своим постановлением Конституционный суд потребовал незамедлительно внести изменения в федеральное и региональное законодательство. На федеральном уровне подготовка поправок законодательство была поручено Минстрою России; результаты этого оказались неоднозначны.

Согласно подготовленным министерством поправкам, вопреки постановлению Конституционного суда, в законодательстве должна сохраниться норма о том, что  порядок компенсации жилья устанавливается властями субъектов РФ. Единственным фактическим изменением становится указание на то, что компенсация положена «независимо от срока проживания в соответствующей местности и (или) места жительства, имущественного положения и признания нуждающимися в жилых помещениях».

Кроме того, вопреки постановлению Конституционного суда, в законопроекте Минстроя ничего не говорится об очередности обеспечения жертв репрессий жильем, что подразумевает попадание в общую очередь на социальное жилье жертв репрессий. Такая постановка вопроса может привести к злоупотреблениям на местах и к тому, что в итоге до возвращения в родные места никто из этой льготной категории не доживет. Как отмечает газета «Коммерсантъ», после постановления Конститционного суда столичным департаментом городского имущества было принято решение о постановке двух заявительниц на учет; в итоге 70-летняя Алиса Мейсснер получила 54 967-е место в очереди на жилье, а 70-летняя Евгения Шашева оказалась 54 846-й.

Кроме того, в подготовленном Минстроем законопроекте отсутствует информация о том, как именно государство собирается оплачивать жилье для репрессированных. Более того, в пояснительной записке к документу есть стандартная фраза, что законопроект «не потребует дополнительных расходов федерального бюджета».

«Если законопроект будет принят в нынешнем виде, то никто из жертв репрессий вернуться в родные края не сможет, — написал в своем блоге юрист Григорий Вайпан, представлявший в Конституционном суде интересы детей репрессированных. – Законопроект – пустышка, он специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения».

Общественное обсуждение подготовленного Минстроем России проекта поправок Федеральному закону «О реабилитации жертв политических репрессий» продлится до 11 мая 2020 г. «Документ ещё можно исправить, — отмечает Григорий Вайпан. — До 11 мая вы можете оставить любые предложения [на сайте regulation.gov.ru], для этого нужно только авторизоваться через Госуслуги. Знаю, что многие из вас долгое время следили за этим делом. Сейчас настал тот момент, когда надо действовать».