Экспертизы

О реакции МИД и Службы госбезопасности Латвии на выставку фонда «Историческая память»

>starinov starinov
03 ноября 2021

Открытие в Общественной палате Российской Федерации выставки «30 лет независимости Прибалтики. Политзаключенные. Цензура. Неонацизм» вызвало весьма нервную и довольно примитивную реакцию у латвийского официоза и прочих «стражей национальных интересов» в местной прессе.

Несмотря на то, что представителей посольства Латвии в России на презентации стендов и видеоряда выставки фонда «Историческая память» не было, МИД ЛР поспешил дать свой комментарий одной из ведущих местных газет «Neatkarīgā Rīta Avīze», опубликовавшей его в материале с клацающим заголовком: «В России — новая информационная диверсия против стран Балтии». Там же представлено и заявление Службы госбезопасности Латвии (СГБ-VDD) – одного из главных репрессивных инструментов правящего истеблишмента и основного фабрикатора дел против политзаключенных в этой стране.

В официальной реакции внешнеполитического ведомства Латвии, переполненной дежурными антироссийскими штампами и ругательствами в адрес фонда «Историческая память», отчетливо прослеживается желание извратить смысл подготовки и обстоятельства показа выставки, принизить ее новизну, общественное и нравственное значение, поставить под сомнение опору на документальные фотоматериалы, неопровержимые факты и весомые свидетельства: «Выставку этого так называемого исторического общества нельзя считать чем-то новым или беспрецедентным. Это лишь малая часть информационной кампании против стран Балтии, которая систематически и целенаправленно выстраивается в течение многих лет. Зачастую такие или подобные провокационные акции и мероприятия приурочены к знаменательным для Латвии и других стран Балтии событиям. Наши наблюдения показывают, что в российском обществе влияние деятельности этой организации минимально – российское официальное телевидение раскручивает свои уже известные посылы, но сами такие мероприятия широкого внимания СМИ не удостаиваются».

В МИД Латвии нарочито «не замечают» ни помпезно восхваления бывших латышских эсэсовцев, ни всплеска проявлений неонацизма в «патриотическом воспитании» молодежи, ни подавления свободы слова и препятствий работе журналистов, правозащитников, общественных деятелей, настроенных на добрососедские и дружественные отношения с Россией — хотя как раз в дни работы выставки завершалось позорное судилище в Риге над известным журналистом Юрием Алексеевым, получившим по сфабрикованному СГБ делу 14 месяцев лишения свободы. И при этом дают едва завуалированное публичное указание для местных СМИ в дальнейшем «не замечать» выставку, которая дипломатической машинерии «глаза колет»: «На наш взгляд, ввязываться в полемику по данному поводу нецелесообразно, так как это придало бы [представленной] лжи пропагандистской организации резонанс и популярность». Причем показательно, что латвийские мидовские чиновники не удержались от неприкрытого злорадства по поводу хронологических рамок и количественных ограничений на посещение экспозиции, связанных с эпидемиологической обстановкой в Москве из-за COVID-19: «на выставке очень мало людей, и эта выставка будет открыта всего три дня».

Если МИД ЛР придерживается уничижительной риторики и тактики по «сушке» информационной волны из-за нашей выставки в латвийском медийном поле, то латвийские спецслужбисты, наоборот, масштабирует «угрозу»: «По оценке СГБ, данная выставка ориентирована на население России и направлена на формирование и укрепление в российском обществе отвечающих интересам Кремля представлений о том, что страны Балтии с обретением независимости пережили резкий спад во всех сферах и являются «несостоявшимися государствами»… Эта выставка считается еще одним мероприятием информационного воздействия Кремля, направленным на содействие российской общественной поддержке правящего режима, одновременно вызывая недоверие к Европейскому Союзу и НАТО, к которым присоединились страны Балтии. Выставка также используется для распространения других традиционных посылов кремлевской пропаганды, таких как якобы господствующая в странах Балтии русофобия, возрождение нацизма и постоянные нарушения прав русских. Но при этом в СГБ хотя бы не отрицают наличие фактологического базиса: «Для обоснования этой версии используются специально отобранные и манипулятивно интерпретируемые события и факты».

Следует отметить, что фонд «Историческая память» и его сотрудники более 10 лет подвергаются преследованию со стороны прибалтийских государственных органов за научно-исследовательскую и общественно-просветительскую деятельность. В частности, к вопиющим актам цензуры можно отнести срыв в марте 2012 г. открытия в Риге историко-документальной выставки «Угнанное детство: Судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 — 1944 гг.», сопровождавшийся объявлением министром иностранных дел Эдгаром Ринкевичем (он этот пост занимает до сих пор) «персонами нон грата» директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова и руководителя исследовательских программ фонда Владимира Симиндея. Столь болезненная реакция властей была вызвана тем, что в той выставке на основе широкого круга документальных источников были показаны преступления, совершавшиеся на территории России и Белоруссии нацистами и их пособниками — военнослужащими латышских полицейских батальонов. Очевидно, что объективные исследования карательных операций в российско-белорусско-латвийском пограничье в годы нацистской оккупации стали «неудобными» для современного латвийского политического истеблишмента, сделавшего ставку на героизацию Латышского легиона СС. С тех пор в Латвии ситуация существенно ухудшилась: внесение в «черные списки» российских журналистов, деятелей науки и культуры стало массовым, выкорчевываются российские и иные русскоязычные СМИ, множатся уголовные дела на «подрывных» медийщиков и правозащитников, а от глорификации эсэсовцев перешли уже даже к запрету Георгиевской (гвардейской) ленточки…

Фонд «Историческая память» продолжит работу по исследованию положения дел в постсоветской Прибалтике, а также намерен расширить и актуализировать экспозицию «30 лет независимости Прибалтики. Политзаключенные. Цензура. Неонацизм», обеспечить не только широкий удаленный доступ к ней разноязычной международной аудитории, но и дать возможность интересующимся ознакомиться очно – как только позволит эпидемиологическая обстановка.