Докладная записка о разговоре между Михаилом Горбачевым и Гельмутом Колем

Memorandum of conversation between Mikhail Gorbachev and Helmut Kohl

10.02.1990

Источник: «Михаил Горбачев и германский вопрос», под ред. Александра Галкина и Анатолия Черняева (Москва: Весь Мир, 2006).

(Mikhail Gorbachev i germanskii vopros, edited by Alexander Galkin and Anatoly Chernyaev, (Moscow: Ves Mir, 2006).

По словам Коля, именно на этой встрече в Москве он впервые услышал от Горбачева, что тот считает объединение Германии неизбежным, что ценность немецкой дружбы в будущем «общеевропейском доме» перевешивает негибкость холодной войны, но что СССР нужно время (и деньги) прежде, чем они смогут признать новую реальность. В начале разговора Коль, подготовленный письмом Бейкера и формулировкой Тутцинга, которую предложил его собственный министр, заверил Горбачева: «Мы считаем, что НАТО не должна расширять сферу своей деятельности. Нужно найти разумное решение. Я правильно понимаю интересы безопасности СССР и осознаю, что вам, как генеральному секретарю, и советскому правительству придется четко объяснять людям, что происходит». Позднее оба лидера спорили из-за НАТО и ОВД, и Горбачев сказал: «По их словам, что такое НАТО без ФРГ, но также и мы можем спросить, что такое ОВД без ГДР?». Когда Коль не согласился, Горбачев заметил, что хочет всего лишь найти «разумное решение, которое не отравило бы атмосферу наших отношений» и попросил не обнародовать эту часть разговора.

Как писал позднее помощник Горбачева Андрей Грачев, советский лидер быстро понял, что Германия открывает дверь в европейскую интеграцию и «таким образом все попытки [Горбачева] торговаться на тему окончательной формулировки того, как будет Германия связана с НАТО, были в большей степени вопросом формы, чем серьезного содержания. Горбачев пытался выиграть время, чтобы люди в СССР могли адаптироваться к новой реальности, к новым типам отношений, которые формировались между СССР и Германией и на западе в целом. Кроме того, он надеялся получить хотя бы частичную компенсацию от своих западных партнеров за тот огромный вклад, который он, по его мнению, внес в окончание холодной войны»

Made on
Tilda